Понедельник, 11.12.2017, 09:31
лучшие юристы Белоруссии:Суздалев - Заславский Павел Аркадьевич +375 29 5-666-513
Главная » 2012 » Январь » 25 » Првинциальная эротика - Театраьная повесть часть пятая-Отзвуки молодости
19:12
Првинциальная эротика - Театраьная повесть часть пятая-Отзвуки молодости
 

                           Вернувшись, поздно вечером в свою гостиницу, в Усолье, усталый, но довольный романтическим приключением, в лесной глуши, Павел зашел к себе в номер, заперся и бухнулся на кровать, решив на все наплевать, и попытался заснуть. Но громкий стук в дверь и голос Николая, заставил его встать и открыть дверь.
                          - Ты, что не уморился еще. Кто тебе не дает спать, мы же недавно с тобой расстались.-
                          - Все, Павел Аркадьевич, хорошего, помаленьку, пора пришла расстаться нам. Жена звонила, срочно вызывают на работу.-
                          - Ты, что,здурнел, не произвольно,по белорусски спросил Павел, на ночь глядя, усталый, собираешься ехать, не дури, утром выскочишь, а сегодня иди к своей администраторше и проведи с ней последнюю ночку.-
                    Николай мрачно покачал головой.
                           - Ты же, Паша знаешь. Что я взял отпуск без содержания, с таким условием, что если я буду, нужен, они меня отзовут. Я бы с удовольствием еще с тобой побыл, но вы завтра, послезавтра уезжаете. Мне все равно, надо на свою работу выходить и портить отношения с моим начальством мне не с руки. А завтра велели к восьми часам быть в автобазе. А у Ирины сейчас останься, и все, ночь пропала, утром не встать.-
                            - Ну, что, я скажу. Жаль, очень жаль. Я уже привык к тебе. Ладно, езжай, только будь осторожным, ночь все же. Мы через два дня уезжаем, я может, на день задержусь. Приеду в Иркутск, позвоню.-
                  Они обнялись с Николаем, и он уехал. Павлу сразу стало скучновато, чего–то острого, нужного, не стало хватать. Он лег спать и, поворочавшись с боку, на бок, уснул.
                 Утром, проснувшись, по привычке хотел соскочить с койки и бежать, решать дела труппы, но тут же вспомнив, что гастроли закончились. А с ними и беспокойство за их прохождение. Вроде легче стало, но появилась какая-то опустошенность, чего-то не стало хватать. Позвонил Акселерату, сказал, чтобы поднимался к нему, со всеми администраторами. Собрал небольшое совещание, все получили задание, собираться, упаковываться, не растерять реквизит. Заказать грузовой вагон, загрузить реквизит, проследить за отправкой. Заказать автобус, для группы, отвезти, не потеряв ни одного актера (а это вполне возможно, что и было на других гастролях), в Иркутск, к самолету. Ну и так далее, то есть, там, где и без Павла Аркадьевича справятся. Сам Павел, взяв с собой главбуха и кассира, отправился в районный отдел культуры, за расчетом, за шефский спектакль. Вера Павловна встретила гостей радушно, ни каких проблем с денежными делами не было. Вера Павловна вызвала главного бухгалтера отдела, познакомила с его бухгалтером и велела произвести расчет с белорусскими актерами. Бухгалтера ушли для решения денежных вопросов, прихватив и кассира театра. Павел остался у Веры Павловны. Рассказав свои впечатления о их спектакле, поздравила с успешным окончанием гастролей. О спектакле произнесла, только хвалебные слова, похвалила игру актеров. Павел посетовал ей, что в связи с отъездом ведущей актрисы, Зеленковской, она не видела ее игру. Посоветовал ей посмотреть будущий фильм, в котором, Зеленковская, играет главную роль.
              - А, вы знаете, Павел Аркадьевич,- обратилась к нему Вера Павловна, я вам еще приготовила сюрприз.-
              - И, что это за сюрприз? –
              - Да, здесь находятся ваши старые знакомые, хотят вас увидеть.-
              - Меня? Здесь? И кто же это.-
              - Сейчас позову, подождите.-
          Вера Павловна вышла из кабинета. Павел заинтриговано остался ждать. Через некоторое время, Вера Павловна заходит и с ней две молоденькие, симпатичные девушки. Но, их симпатичные мордашки ему ни чего не говорили. Посадив девушек рядом с собой, она их представила,
               - Нина, директор клуба, в железнодорожном санатории- профилактории, на станции Мальта. Таня, худрук этого - же клуба. Они говорят, что вы их старый знакомый.-
               - Вы, знаете, Вера Павловна, очень приятно, что вы познакомили меня, с такими очаровательными девушками. Я в восторге от этого знакомства, но у меня не было здесь знакомых девушек, да, еще таких красавиц, а если  бы они были, я бы отсюда ни куда не уехал.-
               - Неужели, Павел Аркадьевич, мы так изменились,- обратилась к Павлу, Нина. А ведь лет десять назад, вы у нас в профилактории отдыхали. Правда, мы тогда были школьницами, вернее заканчивали десятилетку и ходили в этот клуб на танцы, где с вами и познакомились.-
            Павла, как током ударило. Он вспомнил, что действительно, десять лет назад, работая в железнодорожной больнице, он отдыхал здесь и познакомился на танцах с девочками – школьницами. Танцевал, побродил с ними по лесу, даже целовался с ними, но ни как не ожидал, что они превратятся в таких красавиц.
                -Узнал, узнал, девушки, и очень обрадован.-
            Павел, подошел к Нине и Татьяне, обнял их и поцеловал в их пухленькие щечки.
                - Да, действительно сюрприз вы мне Вера Павловна преподнесли.-
                - А у них, к вам просьба Павел Аркадьевич.-
                - Все, что в моих силах.-
                - В ваших, в ваших.-
                - Девушки, излагайте,- попросила их Вера Павловна.
                - Павел Аркадьевич,- начала Нина.
                - Стоп, девушки,- остановил их Павел.- Для вас, я просто Павел.-
                - Хорошо, Павел, мы просто хотим попросить тебя, именно тебя, выступить у нас перед отдыхающими, рассказать о себе, Белоруссии, и естественно о своем театре.-
                - Девчатки! А, когда? Мне завтра уже в Иркутске надо быть. А послезавтра я улетаю в Минск.-
                 - А мы, сейчас хотим тебя забрать, сейчас приедем, соберем народ, а он у нас в основном пожилой, советского воспитания, дисциплинированный, но и любознательный. Расскажешь о себе, театре. Можно и на вопросы любопытных ответить.-
                 - Хорошо, для вас, все, что угодно, когда едем, и на чем, у меня техники нет.-
                 - Если свободен, то сейчас, на электричке, ты, если помнишь, это же рядом.-
                 - Согласен, вы идите на улицу и подождите меня, я дам указание своему главбуху и к вам подойду.-
          Попрощавшись, с начальником, вернее,  начальницей отдела культуры, обменявшись с ней телефонами, пригласив ее приехать к ним, в Минск, еще раз поблагодарив за сделанный ею сюрприз, Павел откланялся и вышел из кабинета. Девчата ожидали его на ступеньках райисполкома. Взяв Павла, с двух сторон под ручки, словно, он мог от них убежать, весело щебеча, они двинулись в сторону железнодорожного вокзала. Настроение девчат передалось Павлу, и он уже с большим удовлетворением двинулся с ними. День был в разгаре, солнце ярко светило всеми своими лучами, можно сказать даже излишне припекало, что также благотворно влияло на настроение Павла. Электричка не заставила себя ждать и через час, они уже находились на станции Мальта. Небольшая железнодорожная станция, с цветущим привокзальным садиком, старый деревянный  пустующий вокзал, как видно, нечасто здесь поезда останавливаются. Пансионат находился неподалеку, Павел с большим интересом оглядывался, проходя по поселку. Хотелось увидеть, что-то знакомое, вспомнить, как он здесь, много лет назад, отдыхал. Но собственно и вспоминать нечего было. Хотя и поселок за эти годы не изменился, но и вспомнить ни чего не мог, года все стерли. В пансионате их уже ждали. Да и чем там заняться пожилым людям, а это и был основной контингент санатория – профилактория. Народ с любопытством поглядывал на Павла, только, что не ощупывал. Он понял, что,  нечасто гости с визитами, сюда приезжают. Провели его в клуб, стоящий, как бы отдельно, но в тоже время, в центре пансионата. Народ быстро заполнил зал и нетерпеливо стал похлопывать в ладоши, требуя выхода гостя на сцену. Девчата вышли на сцену и объявили, - «Наш земляк из дружественной нам Белоруссии». Павел вышел, с поклоном поздоровался с народом.  Зрители зашевелились, и заинтересовано, особенно женщины,  спросили, откуда, с какой местности родом. Пришлось ему рассказать, что он сам бывший железнодорожник из Иркутска, работал врачом в железнодорожной больнице станции Иркутск-2. Также когда-то отдыхал в этом пансионате. А сейчас живет и работает в Белоруссии, и привез своим землякам показать белорусских артистов, а белорусским актерам показать Сибирь, чтобы они увидели, какая здесь красивая природа и какой чудесный народ, наши сибиряки. Рассказал, как он работал в кино, в каких картинах снимался, рассказал про театр, спектакль, как прошли гастроли, в каких городах. Немного изобразил своего режиссера, своего заместителя Федора – Акселерата, упомянул с юмором прошедшие гастроли в Ангарске. Зрители с восторгом аплодировали каждому пассажу. Павел уже стал уставать говорить, но зрители снова требовали новых подробностей о жизни артистов и давно забыли, что Павел из Белоруссии, уже вопросы пошли о жизни московских, российских актерах. Пришлось и о них рассказать, естественно о тех с кем пришлось ему встречаться и быть знакомым, Ефремове, Доге, Калныныш, Самойлове, Глебове, Нине Усатовой, Леше Булдакове. Видя, что вопросам нет конца, Павел незаметно показал Нине, что он устал, и пора заканчивать встречу с народом. Девчата и сами поняли, что хорошего должно быть понемногу и все должно иметь свой конец. Они вышли на сцену и объявили, что наш гость устал, и ему надо уезжать в Иркутск, назавтра у него самолет, в Минск. Поблагодарили от лица отдыхающих и с большим удовлетворением увели его со сцены.
                 - Девчата! Вы спасли меня, у меня уже язык стал отваливаться, какие они у вас любознательные и все то им надо знать про жизнь артистов.-
                 - Павел, честно мы не ожидали такого успеха, мы думали, все попроще будет, а они завалили вас вопросами.-
                 - Все девчата, спасибо за встречу с вами, я на вокзал.-
                 - Павел, ты нас обижаешь, неужели мы такие неблагодарные и тебе позволим просто так уехать, мы тебе банкет приготовили, баню истопили.-
                 - И когда, вы все это успели.-
                 -Мы же здесь живем, притом недалеко отсюда, так, что милости просим к нам в гости, откушать, что бог подаст.-
            Опять с шутками, прибаутками, с веселым настроением, особенно у Павла, в предвкушение чего–то особенного. Шли не торопясь, по тропиночке, среди хвойного леса и вышли к добротному пятистеннику, закрытому высоким деревянным забором.

                 - Здесь я живу, вместе с родителями. Я не замужем, - произнесла Татьяна, - родителей сейчас нет, так, что мы одни.-
             Зашли во двор, огромная собака, приподнялась, нехотя гавкнула, но Татьяна прикрикнула на нее и та смолкла, да ей и самой очевидно лень было гавкать, да и видела, что ни чего криминального здесь нет, хозяйка веселая, довольная. Прошли в дом. Павлу предложили, чувствовать себя как дома, и побыть одному, пока девчата управятся. Дали ему пару журналов и велели пока они управляются, не скучать. Собственно и скучать было некогда. Не успел Павел поглядеть на красавиц в журнале, как на столе стояло великолепное угощение, словно это был не стол, а скатерть самобранка. Павла пригласили к столу, предварительно показав, где можно помыть руки. Сев во главе стола, девочки по бокам, он разлил в рюмочки коньяк и произнес тост, за прошедшую молодость, в которой ему посчастливилось познакомиться с ними. И, действительно, ему было приятно вспомнить, то знакомство с ними.
 Закусив соленой, ангарской стерлядью (где они ее добыли, это другой вопрос, в Ангаре она стала редкостью, это не то, что в его детстве, когда без нее и не садились обедать), что для него это было величайшей ценностью, он снова разлил по рюмочкам коньяк. 
                 - Девчонки, я так рад нашей встрече, что не могу выразить словами, это такой для меня сюрприз. –
                  - Напрасно, вы Павел Аркадьевич, насчет сюрприза, все еще впереди,- чуть ли не хором ответили девушки.
                   - У нас истоплена баня, специально для вас.-
                   - Таня, Нина, мы же старые друзья, можно и без выканья. А, кто еще будет со мной мыться.-
                    - Павлуша!- произнесла Татьяна, но ты же уже не маленький, сам сможешь помыться, погреешь свои косточки, смоешь перед дорогой нашу сибирскую пыль, а после мы продолжим наше застолье.-
                Показ дорогу к бане, сказав, что в бане все есть, они удалились в дом. Банька, небольшая, но с уютным предбанником, в котором находился старенький кожаный диван и деревянный столик. На диване лежали банные принадлежности, и самое главное, березовый веник, то есть, то от чего и можно  получить  удовольствие от помывки в бане. Зайдя в парную, которая также ему понравилась, он плесканул водички на камни, чтобы поднять температуру в бане и приступил к помывке. Набрав в тазик воды, и облившись, чтобы смочить перед мытьем сухую кожу, он услышал осторожный стук в дверь. Хотя дверь и не была заперта, он, подумав, может, кто из соседей решил помыться, пошел к двери. Не успев подойти к двери, дверь с шумом открылась и в дверь, с хохотом влетели Татьяна с Ниной, из одежды на них было то, в чем мать их родила.

 Продолжая хохотать, они схватили Павла, и давай тискать. Повалив его на банную полку, облили из тазика водой, и давай нахлестывать веником, не забывая подкидывать в печку парку. Наконец Павел взмолился,
                     - Девочки, хватит, сейчас сгорю или сдохну от жары.-
                  Облив напоследок водой, вытащили его в предбанник. Накинув на него простыню, заодно и на себя, налили по сто грамм настойки Зверобоя.
                      - Ну, что Павел, за твое здоровье.-
                      - Да, девочки, вот это сюрприз! –
                   Закусив грибочками, он умиротворенно прилег на диван. Отдышавшись, передохнув несколько минут, он поднялся, налил всем по рюмочке водочки и произнес тост, за хозяек этой бани. Все с удовлетворением выпили. Закусив огурчиком, Павел вспомнил, что он ведь еще не мылся.
                        - Девочки, а ведь я как следует, не помылся. Может, кто из вас потрет мне спину, да и попариться еще я не прочь.-            
                        - Спину потереть, это к Татьяне, она мастер этого дела, а попарить тебя, это ко мне, - произнесла Нина. - Таня, веди его, да, как следует, потри.-
                        - Пойдем Павлик, хочу, чтобы ты запомнил нашу баню и нас с Ниной.-
                        - Обижаешь, Танюшка, я вас на всю жизнь запомнил.-
                     Татьяна, скинув простыню, зашла первой, следом зашел Павел.
                        - Садись Павел на полку, спиной ко мне, сейчас, я начну тебя обрабатывать.-
                    Павел, еле сдерживая себя, повернувшись спиной к Татьяне, сел на полку. Ни каких особых мыслей у него не мелькало, кроме одной, скорее бы закончила тереть ему спину, чтобы повернуться к ней. Закончив тереть мочалкой ему спину, окатив его водой, она энергично взялась ему за плечи, чтобы развернуть его к себе лицом. Но, не успев и слова сказать, чтобы он повернулся к ней, как сама очутилась на полке, а Павел лежал на ней. Но Татьяна была, скорее всего, не в обиде, так, как она с большой силой своих красивых ножек, зажала Павла  в себе и, охнув, с вожделением закрыла глаза. Павел, находясь под стрессом, произведенным сюрпризом девушек, измученный  вожделением голых подружек, не помня себя, как в наркотическом дурмане влился в Татьяну и только мечтал о том, чтобы, это ни когда не кончалось. Но сладостный миг, быстро закончился и они, закрыв глаза, еще некоторое время лежали, влившись друг в друга.
                      Татьяна первой очнувшись, окатила холодной водичкой себя, а потом Павла.
                         - Пойдем Павел, а то Нина там заждалась, да и вроде я тебя отмыла.-
 Утомленный, еле перешагнув порог предбанника, все телом шлепнулся на диван, думая только об одном, лечь и не вставать. И ни какой водки, только бы не тревожили.
                          - Как баня? Татьяна хорошо спину потерла, не сильно утомила, а вот нако, с устатку рюмочку выпей и мы с тобой заодно, закуси грибком и капусткой квашеной, - Нина подала лежащему Павлу рюмку водки и на тарелочке, грибы с капустой. Пришлось Павлу подняться, сесть за столик и даже произнести тост, за баню и ее хозяек. Выпив еще по одной рюмочке водки, в Павле снова возгорелся молодецкий дух и он вспомнил, что он еще не парился.
                          - Ну, что Нина, давай веди его в парную и пропарь его хорошенько, чтобы, там, у себя в Минске, когда пойдет в баню, вспоминал о нас, а может снова захочет попариться в настоящей бане, пусть сюда приезжает.-
                          - Пойдем Паша – тоном палача, сказала Нина, словно на заклание его поведет.
                     И опять, сбросив на диван простыни, Павел с Ниной зашли в парилку. Нина, решительно взяв ковшик и зачерпнув из бака воды, начала поливать камни, создавая в парилке нужную температуру. Хотя Павлу и этой температуры бы хватило. Положив Павла на живот, стала плавно накатывать веником горячий воздух  ему на спину, как она говорила, чтобы пар постепенно, но глубже проник в тело. Потом руками прижимая веник к спине, медленно им начала водить по телу, потом резко, с размахом стала стегать этим веником.
                         - Ну, хороший бы из нее экзекутор вышел,- подумал Павел, так, как он уже еле терпел эти стегания.
                         - Все, Павлуша, поворачивайся, ложись на спину.-
                         - Может, хватит, Ниночка, я и так как в «пыточной».-
                         - Ну, здесь я тебя сильно не буду хлестать, поберегу тебя для дальнейшей жизни.-
                     Павел лег на спину. Также начав с прелюдии, накатив парок веником на тело, она с оттяжкой начала нахлестывать Павла, но уже не с тем остервенением, как спину, а как бы легким поглаживанием. Павел почувствовал легкий кайф, и от удовольствия закрыл глаза, открыв их, только тогда, когда почувствовал, что веником его уже не хлещут, и женское, ласковое, нежное тело легло на него. Обняв Павла, поцеловав его, Нина удобно устроилась на нем. Уже Павел, не выдержав женского искушения, крепко обнял ее и как бы влился в ее тело. Нина, взяв, вцепившись обеими руками за голову Павла, впившись своими губами, в его губы, стала ритмично покачиваться на нем, иногда отпуская его, как бы давая ему передышку. Павел, все более входя в экстаз, не выдержал, перевернул Нину на спину и уже сам улегся на нее. Прилив любовной страсти быстро закончился и он в полной прострации сполз с ее, упругова тела, и расслабленно вытянувшись, улегся на полке. Нина, ополоснувшись водой из кадки, выскочила в предбанник. Павел еще долго мог так лежать и даже молил бога, чтобы его как можно дольше не тревожили. Но пришли Нина с Таней, окатили его водичкой из ковша, накинули на него простынь и увели в предбанник, посадив к столу. Выпив пару рюмочек «Зверобоя», он почувствовал, что силы его покидают, и что пора ему на покой. Девчата, поняв его состояние, да и сами были не прочь упасть на боковую, поэтому, нежно подхватив Павла  под ручки, затащили его на сеновал и, постелив, прямо на сено простыню, уложили спать. Под приятный аромат сена, Павел закрыл глаза и моментально растворился во снах Морфея.                     
                          
                                                    Продолжение следует.

          Суздалев - Заславский Павел Аркадьевич
Категория: Провинциальная эротика - Театральная повесть | Просмотров: 358 | Добавил: pavark | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]